Мир Мужчины

26 / 09 / 2017
Размер шрифта
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная arrow Интересное arrow Невроз – это неспособность переносить неопределенность
Невроз – это неспособность переносить неопределенность Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Зигмунд Фрейд   
16.06.2008

Анатомия – это судьба.

мужчина с сигарой, Фрейд, мужчина в костюмеЛюбовь и работа – вот краеугольные камни нашей человечности.

Мы никогда не бываем столь беззащитны, как тогда, когда любим и никогда так безнадежно несчастны, как тогда, когда теряем объект любви или его любовь.

Сновидения – это королевская дорога в бессознательное.

Человек рождается не в полной мере, так как часть своей жизни он проводит как бы в теле матери, погрузившись в ночной сон.

Ничто не обходится в жизни так дорого, как болезнь и – глупость.

Остроумие – это отдушина для чувства враждебности, которое не может быть удовлетворено другим способом.

Шутка делает возможным удовлетворение похотливого или враждебного инстинкта, несмотря на препятствие на его пути.

Мы не всегда свободны от ошибок, по поводу которых смеемся над другими.
Человеку свойственно превыше всего ценить и желать того, чего он достичь не может.

Судьба не принимает оправданий.

Каждый нормальный человек на самом деле нормален лишь отчасти.

Признание проблемы – половина успеха в ее разрешении.

Отношения психоаналитика и анализируемого основаны на любви к истине, то есть на признании реальности.

Быть абсолютно честным с самим собой – хорошее упражнение.

Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит.

Мир фантазии представляет собой «щадящую зону», которая создается при болезненном переходе от принципа удовольствия к принципу реальности.

Многие ценные для нас культурные завоевания были достигнуты за счет сексуальности, точнее в результате ограничения сил сексуального влечения.

Художник – это человек, отвращающийся от действительности, потому что он не в состоянии примириться с требуемым ею отказом от удовлетворения влечений; он открывает простор своим эгоистическим и честолюбивым замыслам в области фантазии.

Человек выздоравливает, «давая волю» своей сексуальности.

Маленький ребенок аморален, у него нет никаких внутренних торможений против стремления к удовольствию.

Кто наблюдал как, насытившись, малыш отстраняется от груди и засыпает с порозовевшими щеками и счастливой улыбкой не может избежать мысли, что эта картина продолжает существовать всю последующую жизнь в качестве прототипа выражения сексуального удовольствия.

Если бы младенец мог объясняться, он наверно объявил бы акт сосания материнской груди самым важным в жизни. Сосание материнской груди становится исходным пунктом всей сексуальной жизни, недостижимым прообразом всякого сексуального удовлетворения в будущем, к которому в тяжелые времена часто возвращается фантазия.

В определенном смысле то, что мы называем счастьем случается в результате (предпочтительно непредвиденного) удовлетворения длительное время сдерживаемых потребностей.

Каждый индивид поступился частью своего достояния, полноты своей власти, агрессивных и мстительных наклонностей своей личности; из этих вкладов возникло владение материальными и идеальными благами. Кто не способен в силу своей неподатливой конституции соучаствовать в этом подавлении влечений, противостоит обществу как «преступник», как «отщепенец», если только его социальная позиция и выдающиеся способности не позволяют ему выдвинуться в качестве великого человека, «героя».

Сексуальное ограничение идет рука об руку с определенной трусливостью и осторожностью, между тем, как бесстрашие и отвага связаны со свободным удовлетворением сексуальной потребности.

Человек, который был бесспорным любимцем своей матери, через всю свою жизнь проносит чувство победителя и уверенности в удачу, которые нередко приводят к действительному успеху.

Каким смелым и самоуверенным становится тот, кто обретает убежденность, что его любят.

В любовных отношениях нельзя щадить друг друга, так как это может привести лишь к отчуждению. Если есть трудности, их надо преодолевать.

Если один ничего не мог бы найти в другом, что следовало бы исправить, то вдвоем им было бы ужасно скучно.

Женщина должна смягчать, а не ослаблять мужчину.

Почему мы не влюбляемся каждый месяц в какого-то нового? Потому что при расставании нам пришлось бы лишаться частицы собственного сердца.

Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который я все еще не могу ответить, несмотря на мое тридцатилетнее исследование женской души, является вопрос: «Чего хочет женщина?»

Когда люди женятся, они более – в большинстве случаев – не живут друг для друга, как они это делали ранее. Скорее они живут друг с другом для кого-то третьего, и для мужа вскоре появляются опасные соперники: домашнее хозяйство и детская.

рука, пальцы, бумажный человечекВ молитве человек уверяется в непосредственном влиянии на божественную волю, и тем самым приобщается к божественному всемогуществу.

Мы находим жизнь слишком трудной для нас; она навлекает слишком много боли, череду разочарований, неосуществимые задачи. Мы не можем обойтись без успокоительных средств.

Мастурбация – одна из основных обителей, «первичная зависимость». Последующие зависимости – от алкоголя, табака, морфия – лишь ее заменители.

Иллюзии привлекают нас тем, что избавляют от боли, а в качестве замены приносят удовольствие. За это мы должны без сетований принимать, когда, вступая в противоречие с частью реальности, иллюзии разбиваются вдребезги.

Мы все в глубине души считаем, что у нас есть основания быть в обиде на судьбу и природу за ущерб, как врожденный, так и нанесенный нам в детстве; все мы требуем компенсаций за оскорбления, нанесенные в наши юные годы нашему самолюбию. Отсюда проистекает претензия на исключение, направо не считаться с теми сомнениями и опасениями, которые останавливают остальных людей.

Нет ни одного человека, способного отказаться от наслаждения; даже самой религии приходится обосновывать требование отказаться от удовольствия в ближайшее время обещанием несравненно больших и более ценных радостей в некоем потустороннем мире.

Когда невротик сталкивается лицом к лицу с конфликтом, он совершает бегство в болезнь.

Невротики жалуются на свою болезнь, хотя по большей части они сами создают ее. Когда же приближаешься к развенчанию их болезни они бросаются на ее защиту подобно львице, спасающих своих детенышей.

При неврозе после первоначальной покорности реальности следует запоздалая попытка к бегству.

При психозе мир фантазии играет роль кладовой, откуда психоз черпает материал или образцы для построения новой реальности.

Невроз представляет собой частичную победу над Эго, после того, как Эго не удалась попытка подавить сексуальность.

Душевные перемены не происходят слишком быстро, разве что в революциях (психозах).

Для каждого из нас мир исчезает с его собственной смертью.

В бессознательном каждый убежден в своем бессмертии.

Мы стремимся в большей степени к тому, чтобы отвести от себя страдания, нежели к тому, чтобы получить удовольствие.

Эго может обращаться с собой как с другими объектами, наблюдать за собой, критиковать себя и еще Бог знает, что с собой делать.

То, от чего инфантильное Эго в испуге спасалось бегством, взрослому и окрепшему Эго часто кажется лишь детской игрой.
У психоанализа есть своя шкала ценностей – более высокая гармония Эго, которое должно выполнить задачу успешного посредничества между натисками инстинктивной жизни (Ид) и внешнего мира, то есть между внешней и внутренней реальностью.

Бред – это заплата, наложенная на то место, где первоначально возник надрыв в отношениях Эго к внешнему миру.

Эго-идеал представляет собой отражение старого представления о родителях, выражение удивление их совершенством, которое ребенок им тогда приписывал.

Тот, чьи губы хранят молчание, выбалтывает кончиками пальчиков. Он выдает себя всеми порами.

Пожелания долгой и счастливой жизни недорогого стоят; они являются рудиментом той эпохи, когда человек верил в магическую силу мысли. Лучше, когда сострадательная судьба вовремя обрывает течение нашей жизни.

Человеческая культура зиждется на двух началах: на овладении силами природы и на ограничении наших влечений. Скованные рабы несут трон властительницы. Горе, если бы они были освобождены: трон был бы опрокинут, властительница была бы попрана. Общество знает это и не хочет, чтобы об этом говорилось.

Особенность душевного прошлого в том, что в отличие от исторического прошлого оно не растранжиривается потомками.

Интимные желания и фантазии художника становятся произведениями искусства только посредством преобразования, когда непристойное в этих желаниях смягчается, личностное их происхождение маскируется и в результате соблюдения правил красоты другим людям предлагается соблазнительная доля удовольствия.

Мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства.

Каждый философ, писатель и биограф придумывает свою собственную психологию, выдвигает свои гипотезы о закономерностях и целях душевных актов. В области психологии отсутствуют уважение и авторитет. Любой может, здесь следуя своим собственным вкусам «заниматься браконьерством».

Наука не является откровением, ей с самого начала не присущ характер чего-то определенного, неизменного, безошибочного, чего так страстно желает человеческое мышление.

Люди говорят о денежных вопросах с той же лживостью, что и о сексуальных проблемах. В психоанализе и то, и другое необходимо обсуждать с одинаковой откровенностью.

В наших сновидения мы всегда одной ногой в детстве.

Мы живем в очень странное время и с удивлением отмечаем, что прогресс идет в ногу с варварством.

Созвездия, безусловно, величественны, однако, что касается сознания,
Господь Бог выполнил несоразмерную работу и сделал ее небрежно, поскольку подавляющее большинство человеческих существ получило лишь его скромную часть, едва достаточную для того, чтобы стоило об этом говорить.

карикатура мужчины, автопортрет Фрейда, ФрейдКогда старая дева заводит собачку, а старый холостяк коллекционирует статуэтки, то таким образом первая компенсирует отсутствие супружеской жизни, а второй создает иллюзию многочисленных любовных побед. Все коллекционеры – своего рода Дон Жуаны.

Ребенок во чреве матери – это прообраз всех типов человеческих взаимоотношений.

Только воплощение в жизнь мечты детства может принести счастье.

Психика обширна, но о том не ведает.

Терпимое отношение к жизни остается первейшим долгом всех живых существ.

Если хотите суметь вынести жизнь, готовьтесь к смерти.

Русская психика вознеслась до заключения, что грех явно необходим, чтобы испытать все блаженство милосердия божьего, и что в основе своей грех – дело богоугодное.

Каждый в своем бессознательном обладает инструментом, позволяющим интерпретировать послания бессознательного других людей.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >